(24)И в отличие от вещей им вовсе не всё равно, кто к ним явится в этом качестве

Время мудрее вещей. Книги мудрее времени. Книги ждут собеседника. Они оставляют в себе время, которое ушло. В них мы находим опавшие листья, которые никогда не истлеют, и свежие цветы, которые никогда не увянут. Они живы, пока живут, и живут, пока служат. Вещи не требуют собеседника.

Этот вопрос важен и актуален на сегодняшний день для меня, для моей страны, для молодежи, для всего человечества, и именно поэтому я выбрал ее предметом своих рассуждений. Русский писатель Леонид Лиходеев считает, что ценность вещи и книги различна. Автор говорит о том, что «вещи не требуют собеседника», что они не умеют печалиться и радоваться. Но о книгах он говорит абсолютно обратное: писатель говори то, что «книги без собеседника мертвы», что они имеют чувства.

В вещах есть что-то безразличное,»- пишет автор. Сравнивая вещи с книгами, Лиходеев определяет главное их отличие: «книги без собеседника мертвы» и им «не все равно», кто будет их читателем

Я соглашусь с мнением автора текста, так как считаю, что вещи созданы для того, чтобы служить людям , чтобы обеспечивать человека материально. Я еще хочу обязательно сказать о том, что если мы не будем читать книги, то не будем морально и социально развиваться, а подвергнемся процессу деградации.

Рассказывая о вещах и книгах, Л. Лиходеев использует такой приём, как ________ (например, на нём построен весь пятый абзац)

12)Им неважно, кому они служат. В чем отличие книг от вещей? Вот вопрос, который ставит Лиходеев в предложенном тексте. Рассматривая данную проблему, автор определяет всю важность и значимость вещей в нашей жизни, называя их «овеществленными человеческими мыслями». Но Лиходеев обращает внимание на то, что вещам неважно», кому они служат». Они способны делиться с собеседником знаниями, чувствами и передавать эмоции.

Такие книги действительно похожи на настоящих собеседников. С появлением книг, которые надо слушать, мы еще больше стали понимать, насколько книга не похожа на вещь. Таким образом, вещи и книги по-своему важны в жизни людей , но их предназначение различно. Прочитайте фрагмент рецензии, составленной на основе текста, который Вы анализировали, выполняя задания 1–4. В этом фрагменте рассматриваются языковые особенности текста.

Чтение настоящей книги должно быть взаимодействием с ней, то есть, ничего не вкладывая в читаемое от себя, вы рискуете и не получить ничего от книги. Но это касается творческого чтения

Использование (Г) _____ в последнем предложении текста придаёт ему особую приподнятую тональность». Яркой приметой публицистического стиля этого текста являются повтор и _________ (предложения 29–30; 32–33; 35, 38), придающие особую экспрессивность тексту. Какой тип композиционного членения представлен в данном тексте? Когда, где, в какой речевой ситуации может быть представлен этот текст? Оправдан ли (с учетом ситуации) выбор стиля текста?

Найдите в тексте фигуры мысли и фигуры речи, помогающие автору реализовать свой жанровый замысел и эффективно воздействовать на адресата? Коль есть агора, будет и Аристотель. Произошло и там, на Западе, и здесь, в России. Но XX век (продолжая трагическую метафору) сделал это слово козлом отпущения за все свои перипетии. Это не то что генетику запретили, а «кубло» из «Белых одежд» смотрит свои подпольные деления клетки на экране и ждет смерти тирана.

Может быть, все это происходило и не так. Но факт остается фактом: закон Архимеда существует, и те, кто получает «двойки» за незнание его, могут это подтвердить. Ну, упало и упало. Подыми и съешь. Никого не удивляло это никогда. А Ньютон удивился: «Почему это оно упало?» Удивился, задумался и открыл закон всемирного тяготения. Если бы люди не умели удивляться, я прямо не знаю, что с ними было бы. Они ничего бы не придумали и ничего бы не открыли.

И, кроме того, они не умели бы сочинять музыку, писать стихи, рисовать картины. Вот идет в лесу человек. Слышит — поют птицы. Ну, поют и поют, эка невидаль! А иной удивится: очень необыкновенно и сладко поют. И задумается… А другой человек удивится краскам и цветам природы. И начинает сам пробовать сочетать эти краски. Поэтому существуют прекрасные вещи и прекрасные сказки.

Поэтому существуют дружба и борьба. И поэтому люди бывают счастливы. И люди удивительны. Уже в начале столетия досужие букинисты задумывались: «Иной раз дивишься — неужто у человечества на все книги мозгов хватает?

На этом индустриальном фоне, в виде оппозиции, в опровержение мрачной утопии, и возникла, мне представляется, книга Петра Вайля и Александра Гениса — «Родная речь». Название звучит архаически. Ее весело и занятно читать, как и подобает ребенку. Не восславить предлагается прославленную русскую классику, а заглянуть в нее хотя бы одним глазком и тогда уже полюбить.

Читаемая по теме книга включала в сносках и примечаниях ссылки на другие источники

Основная задача формулируется так: «Книгу изучали и — как часто бывает в таких случаях — практически перестали читать». У всякого — свое. В ней масса допусков. Читая эту книгу, мы видим что вечные и, действительно, незыблемые ценности не стоят на месте, приколотые, как экспонаты, по научным рубрикам. Они — перемещаются в литературном ряду и в читательском сознании и, случается, входят в состав позднейших проблематичных свершений. Родная речь» Вайля и Гениса — это обновление речи, побуждающее читателя, да будь он семи пядей во лбу, заново перечесть всю школьную литературу.

Чтобы им воспользоваться, нужно не так уж много, всего лишь одно усилие: посмотреть на действительность и на произведения искусства непредвзятым взглядом. И вы увидите: за каждым классиком бьется живая, только что открытая мысль. В нее хочется играть. Роясь в каталогах, чтобы найти их шифры и заказать себе эти другие источники, я сплошь да рядом наталкивалась на другие интригующие названия.

Главная тема окружалась спиралями знаний, объяснений, переходов в новые и новые проблемы, связанные с основной темой. Я пробиралась по лесу знаний, заходя в разные стороны. И чтобы не забывать прочитанное, стала конспектировать его в тетрадку.

Потому что они бывают скрытны и болтливы, лукавы и простодушны, застенчивы и велеречивы. Кроме того, в тексте часто употребляются _________ (предложения 12, 14, 18, 22 и многие другие). Они как-то смотрят на мир однобоко — чего бы покушать в этом мире или чего бы присвоить? Они могут молчать многие годы. Но когда приходит собеседник – они оживают. Это аргументы рациональные, или, как говорили древние, «аргументы к делу» (argumenta ad rem), и аргументы иррациональные — это «аргументы к человеку» (argumenta ad homini).

Еще интересное:

Связанные истории